• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Зачем пожарному оборудованию салфетка

Сфера деятельности: Контроль проведения торгов

Представители УФАС и практикующие юристы обсудили корпоративные закупки

На территории Московского государственного университета им. Ломоносова прошел четвертый интерактивный круглый стол «Новое в законодательстве о публичных закупках: Закон о контрактной системе и Закон № 223-ФЗ». Собравшиеся обсудили несовершенство законов и возможности для их улучшения.

НЕПРОСТОЙ ЗАКОН

Когда речь заходит о Законе № 223-ФЗ «О закупках отдельных видов юридических лиц», то специалисты часто просто разводят руками. Документ этот довольно туманен и поверхностен, что позволяет ему существовать как бы в своем собственном измерении. Обычно ему противопоставляют предельно четкий и конкретный Закон о контрактной системе № 44-ФЗ, который детально регламентирует все закупочные процедуры.

Однако закон есть, и с ним надо как-то работать, а все острые углы сглаживать.

— В настоящее время формируется новая концепция ФЗ-223. Буквально все — и заказчики, и поставщики, и контролеры — признают необходимость изменений в закон, совершенствование правовой базы, — заявила на круглом столе заместитель руководителя Московского управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) России Индира Шандиева. — С момента нашей последней встречи, а это было летом, внесены изменения в соответствующие акты в части полномочий антимонопольного органа. Теперь антимонопольный орган является органом, осуществляющим контроль в сфере закупок. Поставлена точка в жарких дискуссиях относительно законности вынесенных антимонопольным органом постановлений о наложении штрафа за нарушение ФЗ-223.

По словам заместителя руководителя столичного УФАС, антимонопольщики уже вынесли 49 постановлений. Всего же в производстве находятся 134 дела. Индира Шандиева рассказала, что по разным эпизодам использования ФЗ-223 в УФАС поступило 1718 жалоб, год назад таких обращений было 1426.

Практика контроля показывает, что проблем в применении закона еще довольно много, подчеркнула Индира Шандиева. По ее словам, заказчики часто не в полном объеме устанавливают требования к товару, не раскрывают технические условия (ТУ), при этом требуя максимального соответствия товаров ТУ. Это все равно что изготовить товар в соответствии с чертежами конструкторской документации, не видя самой документации. Но нередка и другая крайность, когда в ТУ излишне детализируют все требования.

— Например, при проведении открытого аукциона на право заключения договора на оказание услуг по техническому обслуживанию систем пожарноохранной сигнализации, автоматизации, сплинкерного и газового пожаротушения, видеонаблюдения заказчик устанавливает требования к краям бумажной салфетки для протирки оборудования, ее цвету и требования к размерам принтера. При этом заказчики не могут обосновать необходимость такой детализации, — рассказала Индира Шандиева.

ФАС, разумеется, не может оставить все это без внимания. С 2013 года длились судебные тяжбы с «Газпромом» и РЖД относительно того, что подразумевается под порядком оценки заявок.

— Указание на то, что оценка будет осуществляться субъективно комиссией исходя из внутренних убеждений, неправильно, должен быть подробный порядок, — считает Индира Шандиева. — Усилия ФАС принесли результат, сейчас дела с оценкой заявок намного лучше, потому что заказчики стали раскрывать критерии и методику расчета баллов.

ДОКУМЕНТЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ В ПОРЯДКЕ

Особое внимание Индира Шандиева уделила вопросу необходимости установления в закупочной документации прозрачного порядка оценки и сопоставления заявок. Кроме того, заместитель руководителя Московского УФАС России рассказала о случаях неправомерного установления требований к участникам закупки о наличии опыта выполнения аналогичных работ.

— Для того чтобы убедиться в квалификации потенциальных исполнителей, заказчик запрашивает наличие у участников опыта выполнения аналогичных работ. Проблема заключается в том, что заказчики не всегда указывают, какой именно опыт имеется в виду. И в результате отклоняют заявки именно по этому основанию, — рассказала Индира Шандиева.

Нередки случаи, когда по результатам запроса предложений заказчик отказывается заключать контракт.

— У нас был арбитражный процесс с крупным представителем ВПК — АО «Корпорация «Комета». Эта структура провела запрос предложений на ремонт помещений в одном из своих зданий. Однако по итогам процедуры корпорация отказалась заключать договор с победителем. Заказчик заявил, что он не обязан заключать договор, поскольку объявленный им запрос предложений якобы не является торгами, — говорит Индира Шандиева. — В итоге УФАС предписало заключить договор с победителем, так как их процедура по закону считается торгами, независимо от того, как ее называют. Руководство корпорации «Комета» не согласилось и обжаловало наше предписание в Московском арбитражном суде, однако суд поддержал антимонопольщиков.

При этом в положении о документации было указано на то, что это не торги, значит, отсутствует обязанность заключать договор со стороны заказчика, что противоречит общим принципам гражданского законодательства и закона о закупках, в частности принципу равенства участников гражданских правоотношений (ч. 1 ст. 1 ГК), запрету на злоупотребление правом (ч. 1 ст. 10 ГК), нарушает баланс частных и публичных интересов, — подчеркнула Индира Шандиева.

МОШЕННИКИ НЕ ДРЕМЛЮТ

Эксперт заострила внимание присутствующих на том, что официальный сайт госзакупок в последнее время стал платформой для нового вида мошенничества. В погоне за прибылью некоторые участники рынка забывают о мерах собственной безопасности — участвуют в сомнительных процедурах у непонятных заказчиков.

Дело в том, что иногда на сайте регистрируются лица, не имеющие отношения к ФЗ-223. Они размещают закупку, но после внесения обеспечения исчезают. Найти их крайне проблематично, потому что в учредителях значится физическое лицо, которое подчас представляет собой гражданина из числа маргинальных слоев общества.

Однако хорошей новостью для ФАС стала более широкая возможность применения ст. 17 Закона № 223-ФЗ.

— Нас радует судебная практика по вопросу возможности квалификации ст. 17 ФЗ-223 в рамках короткой процедуры. Мы прибегаем к этой статье не так часто, но иногда приходится. Например, если в условиях закупки содержатся требования о наличии опыта работы с конкретным заказчиком либо требуют обеспечение заявки исключительно в форме банковской гарантии и только полученные в определенных банках, — рассказала Индира Шандиева. — Так, ОАО «РЖД», объявляя аукцион на оказание услуг по стирке и дезинфекции белья на одном из небольших вокзалов на сумму 103 тыс. руб., устанавливает требование о том, что всем участникам необходимо представить обеспечение аукционной заявки в целях подтверждения серьезности намерений. Размер обеспече- ния — 5 тыс. Все бы ничего, но обеспечение надо представить в форме только банковской гарантии, выданной определенными банками. И что вы думаете, потенциальный участник, ИП, заинтересованный в участии, субъект малого и среднего предпринимательства, обращается в разные банки, в том числе в Райффайзенбанк и Промсвязьбанк. И ему говорят, что минимальный размер комиссии составляет 50 тыс. руб. либо комиссия за выпуск банковской гарантии составляет 3,6 тыс. в квартал, которая сопровождается 100%- ным денежным покрытием. При этом банк оставляет право отказать в выдаче гарантии без указания причин.

Получается, для того чтобы получить банковскую гарантию на 5 тыс. руб., надо заплатить 50 тыс. Совершенно не понятно, зачем так все усложнять. Если бы для игроков была предоставлена альтернатива, то круг участников закупки был бы другим.

В этой связи имеет смысл практика залога денежных средств. В этом случае предпринимателю было проще перечислить деньги заказчику. Кроме того, в данном случае размер обеспечения ничтожен, потому вряд ли он станет защитным механизмом.

Выступление Ирины Гудковой, заместителя руководителя Московского УФАС, в рамках проведения интерактивного круглого стола было посвящено вопросу ограничения конкуренции при проведении закупок. Она сконцентрировала внимание собравшихся на теме неправомерного формирования лотов и привела яркий пример такого ограничения:

— При закупке тормозных колодок ОАО «РЖД» сформировало лоты таким образом, что в составе лота присутствовали разные типы тормозных колодок, что привело к ограничению конкуренции. Одновременно все виды колодок, объединенных в один лот, могла поставить только одна компания. При этом ни на комиссии, ни в суде ОАО «РЖД» не смогло ничем обосновать именно такое формирование лотов, поскольку на один вагон нельзя поставить колодки разного типа.

В мероприятии также приняли участие члены разных государственных органов, Московского отделения Ассоциации юристов России и региональной общественной организации «Объединение выпускников юридического факультета МГУ», члены Общероссийского на- родного фронта, представители научного сообщества и практикующие юристы. Собравшиеся выразили общее мнение о том, что Закон № 223-ФЗ может быть улучшен. В этом случае он станет более удобен для использования всеми участниками закупочного процесса.

 

Бюллетень оперативной информации "Московские торги"